?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий свиток | Следующий свиток

Исходная расстановка героев и событий для современной городской (а также сельской) провинципальной этнографически-политической фэнтези.


Итак, у нас имеется провинциальный город – областной центр Ильченск на востоке европейской части России (где-то в Северном Поволжье). Население города – около полумиллиона человек, регион депрессивный, потому что в советское время здесь преобладала оборонка, которая теперь работает еле-еле. На дворе – конец 90-х или самое начало 2000-х годов, когда в России сменялась или только что сменилась власть, перешедшая от президента к преемнику и пока ещё ничего толком непонятно.
Сельская местность в области, относящейся к совершеннейшему Нечерноземью, как начала пустеть ещё при Хрущёве, так и продолжает. Население стягивается в райцентры, оттуда понемногу утекает в областной центр, а из Ильченска – в соседние, не столь неблагополучные, регионы или в столицу.
Основное население области – русское, северные районы населены в значительной части амбуйцами – финно-угорским народом, правда, в изрядной степени обрусевшим за последние столетия, особенно за ХХ век. Именно в райцентре Гарайск и начинается мистическая линия событий. Или, точнее, одна из этих линий.
Глава местной администрации, амбуец по происхождению, носится с идей возрождения национальных традиций, языка и культуры, вплоть до традиционного языческого культа предков. Надо, правда, заметить, что большинству его соплеменников на это возрождение решительно наплевать, особенно на фоне трудностей жизни в наиболее бедных районах бедной области. Он и сам-то по-амбуйски говорит неважно, а большинство жителей района и вовсе перешли (молодёжь – так почти поголовно) на русский язык. В традиционной культуре своего народа глава районной администрации тоже мало что смыслит, а о религиозной традиции имеет довольно фантастические представления. Тем не менее, его последнее мероприятие, привлекшее внимание даже в Ильченске – официальное открытие языческого святилища, посвящённого покровителям амбуйского племени. Он даже находит жреца, который исполнял бы обязанности смотрителя святилища – одного из сотрудников своей администрации. Вот этот-то сотрудник, как раз, один из последних, а, может, и вовсе последний реальный носитель амбуйского язычества, причём посвящённый именно в жреческую традицию и связанные с ней знания. Это первая точка «метафизической географии» сюжета.
Вторая точка – заброшенная в советское время церковь недалеко от посёлка Грачи, существенно ближе к Ильченску. Она считается памятником архитектуры, так как представляет собой довольно большую редкость (двухэтажная сельская церковь), но за послевоенный период за ней никакого ухода не было, так что она пребывает в полуразрушенном состоянии, хотя то ли в 80-е, то ли в начале 90-х годов кто-то разместил на ней памятную табличку. Как раз с указанием, что это памятник архитектуры и находится под охраной государства. Следов охраны, однако, нельзя разглядеть и при самом сильном увеличении. Эта церковь становится центром конфликта между несколькими организациями.
Во-первых, в нескольких домах под Грачами (остаток опустевшей деревни) обосновалась община этакого «экологического язычества», вроде анастасьевцев. Они хотят сделать церковь своим «храмом», так как полагают это место «энергетически заряженным». Концепция этой общины – совершеннейший неоязыческий новодел (помесь «славянских вед», теософии, и всего, с чем глава общины соприкасался), хотя и с принятыми в таких вещах ссылками на тайные знания от далёких предков.
Во-вторых, на церковь претендует официальная епархия русской православной церкви в Ильченске, но областная администрация согласна передать церковь, только если епархия отреставрирует её за свой счёт. Однако епархия (как и всё в области) бедна, а туда даже нормального подъезда нет – единственная грунтовая дорога, разъезженная большую часть года в месиво грузовиками-лесовозами. А в том, что осталось от деревни приход создать нельзя, потому что преобладают либо дачники-горожане, которые живут здесь не круглый год, либо сектанты-неозычники, у которых «здесь гнездо».
В-третьих, в Грачах давно обосновалась, но в советское время находилась на подпольном положении квазиправославная секта «катакомбного» типа, во главе с неким «старцем». Официальную церковь они не признают, так как она, по их мнению, запятнала себя сотрудничеством с «красными сатанистами» и прочими жидомасонами. Они тоже имеют прицел на церковь, так как в Грачах выстроить храм не могут.

Дополнительные персонажи, имеющие некоторое отношение к мистическому плану событий (живут собственно в областном центре):
1. Профессиональный психолог, всерьёз изучающий разные психотехники и пытающийся подобраться к знаниям, зашифрованным в народной традиции на этот счёт (плюс собственный опыт на грани мистического), но не учитывающий принципиальной разницы «культурного кода» и техник «магической безопасности». Харизматический лектор, гипнотизёр, оратор. Однако, за пределами собственно психологии и психотехник его знания весьма поверхностны, отличать серьёзные источники по этнографии, «народной религии», язычеству амбуйцев (автохтонов области) от популярных неоязыческих брошюр он не склонен.
2. «Славянские язычники», точнее, неоязычники, для которых язычество – скорее форма националистической идеологии. Группировались в начале 90-х вокруг «общества имени Всеслава Полоцкого», которого его представители почитали как славянского мага и князя, якобы выступавшего против христианской киевской династии и христианства в целом. Значительная часть членов общества увлекалась историческим фехтованием и «русским кулачным боем» (просто любительский мордобой в перчатках и без). Со временем общество распалось на две группы – условно «школу Волка», всё более тяготеющую к светскому национализму, где от язычества остаётся формальный антураж (плюс уже достаточно серьёзный спортклуб на базе группы) и «школу Змея» - делающую акцент на мистической практике, довольно зловещего характера (в том числе что-то вроде боевых психотехник «пробуждения Зверя» по Шлахтеру) и тяготеющую уже не столько к язычеству, сколько к сатанизму. Во всяком случае, адепты «школы Змея» полагают христианского Бога реально существующим, но метафизически враждебным существом, а славянских богов (и других духов) – реально ведущими борьбу против него.
3. Глава местной школы традиционных воинских искусств, происходящей Дальнего Востока (какая-нибудь китайская, японская или корейская школа, возможно, даже клановая). Бывший военный, выпускник Ильченского лётного училища, распределённый на Дальний Восток, прослуживший до начала 90-х и вернувшийся на малую родину. Ещё в самом начале службы начал практику боевого искусства, был посвящён в том числе и в мистическое учение школы (этот факт он в советское время скрывал, чтобы не нажить неприятностей по партийной линии). Действительный фанат, способный заниматься в любое свободное от работы время, тем более что семьёй он так и не обзавёлся. Учеников у него всего несколько человек, так как он очень придирчив в их подборе. Стаж занятий больше двадцати лет (соответственно ему за сорок). В некоторых мистических практиках разбирается довольно хорошо, к большинству провинциальных любителей «востока» относится скептически, а то и презрительно, поскольку видит там полное невежество и профанацию в смеси с теософскими выдумками.

Более серьёзный мистический план образуют потусторонние силы, с которыми, однако, проблема в том, что "метафизический пейзаж" вследствие урбанизации, перемещения масс населения, утраты традиций и т.д. порушен до полной катастрофы. Поэтому даже совершенно традиционные обряды могут иметь непредсказуемые (в том числе для знающих носителей традиций) последствия.
Покровительствующие традиционным культам сущности (не то, чтобы добрые, но, по крайней мере, не однозначно «тёмные») в большинстве своём с метафизического плана убрались или утратили силу. То есть, обращённые к ним обряды или призывы иного плана либо не будут иметь никаких последствий, либо реально подействуют на силы совершенно другого плана и характера. Последние – силы как раз почти исключительно «тёмные», заинтересованные в неблагоприятных с точки зрения большинства вменяемых людей последствиях.

Другие действующие лица:
1. Губернатор области, просидевший на этом месте уже один срок и находящийся в середине или в конце второго. В регионе у него реальных конкурентов нет, а центр пока не находит никого ему на смену, потому что желающих немного – область проблемная.
2. Глава губернаторской охраны и друг губернатора. Его сильная правая рука и, по слухам, доверенное лицо в ряде тёмных дел. Хороший стрелок и мастер-рукопашник, в начале 90-х уволенный из элитного подразделения бывшего КГБ, по этой причине не просто «силовик», но и хороший аналитик, к тому же сохранивший некоторые личные связи в органах. К тому же, интересуется разными системами спортивных единоборств и рукопашного боя, и в спортивной (плюс БИшно-эзотерической) тусовке города имеет обширные знакомства.
3. Выпускник исторического факультета Ильченского педагогического университета (бывшего пединститута имени Ленина), увлекающийся историческим фехтованием и традиционной народной культурой. Писал диплом по взаимодействию религиозных традиций амбуйцев и соседствующего с ними русского населения. Закончил университет около двух лет назад, подрабатывает там на четверть ставки ассистента, но в основном занят посторонними приработками (от грузчика до наборщика текстов). Не женат.
4. Журналист оппозиционной «либеральной» местной газеты. Довольно широкая эрудиция и большой круг знакомств, как в кругах властных и околовластных, так и среди местной интеллигенции, но глубоких знаний почти ни по какому вопросу не имеет.

Comments

( 1 комментарий — Вступить в беседу )
( 1 комментарий — Вступить в беседу )

Profile

Дракон
fantasy_mworlds
Кузница фэнтези-миров

Latest Month

Октябрь 2012
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow